Есть ли в Минске фотоклуб?

Найдя страницу о фотографическом образовании в Минске, я с удивлением узнал, что в столице нет ни одного фотоклуба! Но я точно знаю адрес старейшего минского объединения: улица Козлова, дом 2. И что парадоксально он до сих пор действует.

1. Минские «Фотографики» Юрия Васильева

Фотоклуб в Минске существует с 1960 года. Это одно из старейших фотосообществ в Советском Союзе. Стараниями активистов в начале семидесятых был организован замечательный конкурс «Фотографика». Сейчас такое мероприятие называли бы «фотофестиваль» или «фотофорум».

Я был студентом университета и увлекался фотографированием. «Фотографика-78» стала для меня культурным шоком. Это была первая в моей жизни реальная выставка художественной фотографии. Фото размером 30 на 40 см, мастерски напечатанные, оформленные в стекло, казались совершенно другой реальностью в отличие от журнальных репродукций или газетных иллюстраций. Сейчас это уже очевидно, тогда наступило прозрение. Я вдруг осознал, что фотографирование – это серьезное занятие. Интересно получается: я не был участником фотоклуба «МIНСК», никогда не посещал его учебных студий, но само существование этого замечательного сообщества изменило мой жизненный выбор с научной карьеры на профессиональную фотографию.

Сокращение НФК «Минск» расшифровывается как народный фотоклуб. Для тех реалий звание «народный» означало спонсорство со стороны профсоюзов. Клубу выделяли отдельное помещение и две оплачиваемые государством должности: председателя совета и художественного руководителя. Идея и реализация конкурса принадлежит Юрию Васильеву и Евгению Козюле. На фото выше приглашение и программа последнего минского салона «Фотографика-89».

2. Альтернативная «система Валерия Лобко»

Через десять лет я оказался в знакомом подвальчике по ул. Козлова 2. Меня кто-то пригласил на праздничное заседание. Там я познакомился с Валерием Лобко и увидел «праздничное шоу голых девушек». Было весело и забавно. После выступления всем гостям вручили такие вот открытки. Фото ниже печатали по быстрому в темной комнате за стеной.

Необходимое пояснение. Конечно, это визуальная иллюзия и за листами бумаги не голые тетки, все одеты. Я не помню, кому принадлежала идея этого оригинального выступления. В первой девушке с лева можно узнать Галину Москалеву.

В это время я организовывал систему обучения фотографии в Брестской области, поэтому меня интересовали любые начинания. В 1988 году Валерий выпустил третью учебную группу. Понятно, что разговор был в духе – поделись секретом. Тайны он не делал и выдал рецепт секретного проявителя. Как мне помнится, нужно было растворять проявляющее вещество в очень горячей воде, потом закупорить банку и долго трясти, пока раствор не потемнеет… Это обычное дело, тогда все мы были помешаны на идее волшебного проявителя.

Суть «системы Лобко», как я понял, состояла в сквозном негативно-позитивном, жестко стандартизированном процессе получения отпечатка с набором заданных качеств. Все элементы: растворы, юстировка лампы в фотоувеличителе, безпылевая печать, сушка отпечатка – это в сумме должно дать готовый результат в виде фотографии выставочного качества. Причем человек ничего не умевший получал навыки в обработке за несколько недель.

Фотографии Валерия я держал в руках как вещественное свидетельство правильности его системы. Помню мелкозернистую структуру от применения точечного источника в увеличителе и голодного проявления недоэкспонированной на две ступени пленки, ручное локальное отбеливание, раскраска, маскирование. Да, можно говорить об определенной стилистике получаемых фото.

Кроме того, Лобко был апологетом дальномерного фотоаппарата. Как я понял – из соображений метафизического уровня. По его идее, прямой визир «дальномерки» не разрушает интимный контакт фотографа и его объекта. Плюс он требовал от учеников вырабатывать навык: делать кадр, не прикладывая камеру к глазу, то есть «в слепую».

Мои комментарии свелись к банальному вопросу – и что тут нового? Я привел Валерию авторов книг по фотосъемке, где можно прочитать о том или ином моменте. Все они были доступны в ленинской библиотеке, на русском языке. Он ответил, что своим достижением считает все в комплексе. Тогда я не прочувствовал сути его ноу-хау.

По прошествии многих событий в фотографической жизни столицы, некоторые аспекты деятельности Валерия мне стали понятны. К примеру, почему возникло понятие «школа Лобко»? Но это уже разговор интересный только узкому кругу лиц в Минске. Поэтому достаточно – кому интересно знают как меня спросить.

Последний раз я виделся с Валерием Лобко в феврале 2006. Алексей Ильин пригласил меня на занятия, которые они проводили в Белоруской академии искусства. При кафедре графического дизайна организовали творческие мастерские, понятное дело по фотографии. Через почти два десятка лет я отдал Валерию копию фотографии, которую вы видите вверху. На ней еще молодые Лобко и Парфенок мило беседуют с активом народного фотоклуба Гомеля.

Валерий показал мне компьютерную программу по изучению эффектов освещения. Что-то похожее на 3D модели. Рассказал о курсе обучения и предложил идти третьим «преподом». Помещение у них классное, оборудование нормальное, но зарплата 860 тыс. РБ. На прощание я запустил простаивающий принтер HP 2000  и пожелал удачи. Больше мы с Валерием Лобко никогда не встретимся.

3. Дубль раз. Союз фотохудожников Беларуси 1990

Художники, которые рисуют, пишут маслом имеют Союз художников, дизайнеры тоже объединились в Союз дизайнеров Беларуси. Только бедные фотографы лишены собственной организации, хотя никто вслух не отрицает, что фотография – это не искусство. Даже соседи в Литве давно при Союзе фотохудожников. А мы, что хуже, спросили себя активисты фотоклуба Минск? Даешь творческий союз!

Это недоразумение произошло в Минске в конце 1989 года. Я пишу иронично, поскольку только сейчас задался вопросом: а реально кому он был нужен, этот творческий союз? Обычно о первой попытке сделать фотографическую организацию республиканского масштаба активисты НФК «МIНСК» говорят пару предложений. Что-то типа «без финансов почил в бозе».

На неделе моя ассистентка, как бы в тему, дала прочитать интервью с Юрием Сергеевичем Васильевым, размещенное на портале «Zнята». Объяснение причин, преждевременной кончины первого Союза фотохудожников Беларуси, заняло целых два абзаца. Я уважаю Юрия Сергеевича за преданность творческой фотографии, за самозабвение. Но почему он забыл, кто и почему профукал уникальную возможность. Не порядок, нужно добавить информации, подумал я.

– В 89-м году началась организация первого Союза. Валерий выиграл у меня два голоса при общем голосовании. Лобко хотел создать элитный союз. Само по себе это неплохое дело, но не в Беларуси это делать. А меня «предали» самые близкие люди: Федоренко, Гончаренко и Дудкин. И этим спасли меня. Союз было не уберечь с любым председателем. Вины Лобко в его распаде нет.

– Что значит предали?

– Проголосовали за Валерия. Я должен был бросить свою основную работу, – это было требование Устава.

– И зарплату платили бы?

– Из каких денег? Ну вот… Валерий на это и наткнулся… В итоге, постепенно отошел от этого дела. (Юрий Сергеевич Васильев: «Жизнь человеков». Из цикла «Встречи с легендами»)

Вечером, накануне учредительного съезда, какого то числа декабря 1989 в помещении НФК «МIНСК» собрались заинтересованные стороны. От минского фотоклуба – Васильев, Лобко, Елизарович. Из Гомеля Тарнопольский, Федоренко. От брестского регионального союза фотоискусства – трое со мной. От московского Союза – Крохин. Остальных не помню, извините дано было.

От Александраса Мацияускаса, тогда председателя кауносского отделения общества фотоискусства Литвы, я привез Устав и Правила оценки работ. Моя позиция была проста – делаем все как в Литве, проверено жизнью. В документах, всего-то, меняем только одно слово – «Литовской ССР« на Белорусской ССР». Председателем, зная о разборках в этом подвальчике, я предпочел Васильева с окладом 360 руб. Деньги даем мы с Тарнопольским на паях. Валерий Лобко выступил с предложением многоступенной бюрократической иерархии при полном отсутствии концепции коммерческой деятельности будущего союза. Вадим Крохин стал уговаривать объединиться, обещал нехилую финансовую поддержку из Москвы.

Небольшая пауза. В брестской области к тому моменту уже два года действовало фотообъединение нового типа, на полной самоокупаемости. Я провел несколько выставок и один клубный конкурс, который выиграл Елизарович. Первое место дало Юрию премию в 160 руб (месячная зарплата в культуре). Год назад купил у литовцев по 10 работ от трех авторов: Мацияускас, Бутырин, Дихавичус. У белорусов – две работы от Федоренко. Взял на закупку коллекцию работ Дудкина. Иными словами брестское отделение союза фотоискусства уже фактически работало.

Итог дебатов предсказуем. Мы желаем почтенному собранию удачи, поворачиваем за угол в кафе «Каравелла» и пьем марочный коньяк. А что еще делать? На следующий день Васильеву не хватает моих трех голосов. Тогда никто из минчан не осознал, что потеряли финансовую базу и шанс создать живой творческий фотосоюз. Не скрою, я утаил от читателя тонкости отношений между участниками, хотя это не ничего не меняет.

Понимая, что в Беларуси никогда уже не будет такого Общества фотоискусства как в Литве, в 1990 году я закрываю коллективное фотообъединение и создаю частный коммерческий проект «галерея АртФото». В том же году, на зло на минским авторам, покупаю у литовцев фотографий на 22000руб (цена двухэтажного дома). Лев Тарнопольский уезжает в Израиль, в Гомеле наступает фотографическая зима.

4, Дубль два. Общественное объединение «Фотоискусство» 2003

Этот абзац нужно начать с дежурных слов: «Активная группа НФК «МIНСК»… На этот раз ребята замутили республиканское фотообъединение. Я так понимаю для представительных целей. Ведь в отношении с другими странами, кто будет представлять фотографическую общественность всей Беларуси?

А иначе, зачем эта организация, если ее члены уже в чем-то успешно состоят. Старшее поколение имеет свой фотоклуб в подвале, молодые создали свои школы и галереи, авторы «минской школы фотографии» должны были выбрать сольную карьеру. Да и Союз фотохудожников Беларуси под руководством Валерия Лобко никто торжественно не хоронил. Но так или иначе, активисты решили, что это нужно.

Учредительное собрание прошло мирно, все решения принимались единодушно. Лидера альтернативной фотографии на собрании не было. Многие хотели бы увидеть Валерия Лобко, но он это событие проигнорировал. Руководителем выбрали члена НФК «МIНСК» Ивана Петровича.

Было много хорошего виноградного вина и целый аквариум красной икры. Собрание прошло в галерее «NOVA». И я там был (отмечен на фото желтой рамочкой), и вина пил…

Цитаты, фотографии, ссылки

1. Белорусское республиканское общественное объединение «Фотоискусство» сайт

2. Народный фотоклуб «МIНСК» история, фотографы сайт.

3. Фото учредительного собрания в галерее «NOVA» с сайта.